Кабинет логопеда для взрослых Юлии Харашкевич
 
Главная > ЭнцикЛогопедия > О логопедии для взрослого человека > Святой врач-покровитель, у которого нет отказа!
 СВЯТОЙ ВРАЧ-ПОКРОВИТЕЛЬ, У КОТОРОГО НЕТ ОТКАЗА!
 
Автор-составитель: логопед для взрослых, дефектолог / логопед высшей категории,
специальный психолог, кандидат филологических наук Юлия Харашкевич
 
 
 
В конце августа, проезжая мимо Введенского кладбища
(Ещё его называют Немецким - это старинное кладбище Москвы, расположенное в районе Лефортово), я остановилась
и решила зайти.
Пройдя мимо чудесной часовни Эрлангер с драгоценной чудотворной мозаичной иконой Спасителя внутри,
я подошла к небольшому захоронению.
 
 
Обычную оградку обвивали цепи-кандалы
А на надгробном камне был высечен девиз: Спешите делать добро!
Автор всем известных слов покоился в этой могиле. Это был доктор Гааз, святой доктор, как называли его москвичи.
Он умер 170 лет назад, а на его могиле всегда цветы.
 
 
Захоронение доктора Гааза на Немецком кладбище
 
Своё отношение к жизни и к служению врача,
в частности, доктор Гааз выразил словами: "Торопитесь делать добро! Умейте прощать, желайте примирения,
побеждайте зло добром. Не стесняйтесь малым размером помощи, которую вы можете оказать в том или другом случае.
Пусть она выразится подачею стакана свежей воды, дружеским приветом, словом утешения, сочувствия, сострадания
- и то хорошо".
 
 
Фридрих Йозеф Хааз (нем. Friedrich-Joseph Haas)
родился 10 августа 1780 года в маленьком немецком городке в Вестфалии на реке Рейн - Мюнстерайфель.
В семье потомственных медиков.
Фридрих в 15 лет закончил католическую школу, в 17 лет - досрочно факультет философии и математики
Йенского университета имени Фридриха Шиллера, в 20 - медицинский факультет Венского университета.
Выше всего молодой учёный ставил врачебное искусство.
 
 
И вот в жизни недавнего студента Фридриха Хааза просходит судьбоносная встреча
В Вене находился князь Николай Репнин-Волконский с супругой. Гвардейский офицер, аристократ, он был ранен
под Аустерлицем. Репнины возвращались через Вену, где у князя заболел глаз, повреждённый во время боя.
Ему и порекомендовали молодого доктора Хааза, как знающего офтальмолога. (Некоторые историки пишут, что заболела
княгиня).
Операция была успешной, молодые люди подружились. И благодарный Репнин пригласил Хааза в качестве семейного
врача поехать в Россию.
 
Так начался путь Фридриха Хааза в Российскую империю,
где из простого немецкого врача он превратится в национальную знаменитость и гордость Российской медицины,
любимца и бедных людей, и знати - в святого доктора Фёдора Петровича Гааза.
В Москве у молодого доктора появились клиенты, он начал частно практиковать сначала как офтальмолог, а потом
и как врач общей практики.
 
 
У Гааза нет отказа, - именно так стали говорить москвичи о молодом враче
Слава о знающем и милосердном докторе долетела и до дворцовых покоев, и императрица Мария Фёдоровна
- мать царя Александра Первого в 1808 году пригласила Гааза стать главным врачом Павловской больницы.
Так как доктор обладал знаниями, высокой нравственностью и милостивым сердцем - к сожалению, редким сочетанием
во все времена.
Фёдор Петрович принял приглашение императрицы.
Сейчас это ГКБ №4 на Павловской улице, дом 25.
 
 
Доктор поистине "служил" своим больным
Иногда сутками принимал нищих, израненных, бездомных. Несмотря ни на социальный статус больного, ни на
материальное состояние, он был ласков и внимателен к каждому, лечил, утешал и даже целовал.
 
 
В 1809 году Фёдор Петрович отправился на Кавказ
Там он стал изучать целебные серно-щелочные источники и после этого путешествия написал трактат "Моё
путешествие на Александровские воды в 1809-1810 годах". Минеральный источник в Железноводском парке называется
именем доктора Гааза и сейчас.
 
 
Источник доктора Гааза
 
 
Император Александр Первый наградил Фёдора Петровича орденом
Орденом Святого Владимира четвёртой степени. Доктор носил его в петлице до конца жизни.
Исследования Фёдора Петровича источников минеральных вод до сих пор актуальны и доктора Гааза можно назвать
основателем курортологии.
 
 
Началась Отечественная война 1812 года
Прошло два года со времени возвращения Фёдора Петровича в Москву. Началась Отечественная война.
И Фёдор Петрович на стороне наших войск полевым хирургом прошёл весь путь русской армии до Парижа.
Именно тогда он выучил русский язык так, что впоследствии говорил без переводчика.
 
 
Приехав в Европу, посетил родной город, дом, семью
У него на руках умер отец, а семья стала умолять Фридриха остаться!
Что тебе эта чужбина? Будем счастливо жить в родном доме, в родной семье!
Но это уже был не Фридрих, это был русский врач Фёдор Петрович, и он уехал в ставшую ему второй Родиной - Россию.
И ни разу не пожалел о своём решении!
 
 
С доктором поехала его сестра Вильгемина
Ей было непросто в России. Она писала в Германию: "Фриц придерживается ясности и правды. Как бы он ни защищал
русских, их характер всё же должен быть ему ненавистен. Высокомерие, недоверчивость, неискренность и
претенциозность - их отталкивающие свойства. Сомневаюсь поэтому, чтобы я когда-либо подружилась с ними".
 
 
А Фёдор Петрович говорил о русских:
"В российском народе есть пред всеми другими качествами - блистательная добродетель милосердия, готовность
и привычка с радостью помогать в изобилии ближнему во всём, в чём он нуждается".
 
Доктор Гааз вновь занялся частной практикой
Богатые щедро платили ему за лечение, а с бедных он денег никогда не брал.
Ездил доктор в карете, на четвёрке белых лошадей, одевался старомодно, напоминая своим видом восемнадцатое
столетие: фрак, белое жабо и манжеты, короткие панталоны до колен, чёрные шёлковые чулки, башмаки с пряжками;
пудренные волосы были забраны в косичку.
 
 
У Фёдора Петровича появились деньги
И он купил небольшое имение в Тишках и дом на Кузнецком Мосту, завёл четвёрку белых лошадей, стал богатым,
уважаемым и известным. Он посещал московские салоны, переписывался со своим учителем философии Шеллингом.
 
 
В 1825 г. Фёдору Петровичу была поручена должность главного врача Москвы
Как называли штадт-физика. Но проработал доктор только один год. Было много сложностей, к примеру, доктору Гаазу
не дали внедрить в столице скорую помощь или, как он называл её "ускоренную помощь".
Он решил снова просто лечить людей.
 
 
В это время государь император Александр Первый создал "Попечительное о
тюрьмах общество"
Это общество должно было быть благотворительным, оказывать помощь заключённым, их семьям, изыскивать средства
на реконструкцию тюрем и исправительной системы в целом.
Царь назначил главой комитета князя Голицына, а тот обратился к Фёдору Петровичу и пригласил его на
государственную службу.
Вице-президентом общества стал московский генерал-губернатор Дмитрий Владимирович Голицын.
В компетенцию князя входили дела экономические, духовными ведал митрополит Московский Филарет (Дроздов).
 
 
На должность секретаря общества был приглашён доктор Гааз
(Фёдор Петрович прослужил здесь почти до конца жизни).
Рассмотрев, чем ему предложили заниматься, Фёдор Петрович ответил согласием. Но сказал, что он обязательно должен
иметь доступ в камеры, чтобы видеть условия жизни заключённых.
 
 
Почти три десятка лет доктор Федор Петрович сам встречал все партии арестантов
Он узнавал об их нуждах и и помогал им.
При тюрьме была устроена больница на 120 мест с 3-х разовым питанием и маленькая церковь.
Деньги взяли в тюремном комитете Москвы у благотворителей - Дмитрия Голицына, митрополита Филарета
и самого доктора Гааза.
 
Фёдор Петрович развил необыкновенную активность!
Ведь он еще был главным врачом московских тюрем.
Фёдор Петрович продвигал идею о том, что каждый заключённый имеет право на понимание и сострадание.
Он говорил, что обращаться с осуждёнными надо "без напрасной жестокости".
 
 
Условия в тюрьмах были тяжёлыми
Люди содержались все вместе, без деления: по полам (мужчины-женщины), по возрасту и по тяжести содеянного.
Заключенных не мыли, почти не кормили, отхожие места не убирались.
 
 
Фёдор Петрович решил во что бы то ни стало помогать улучшению жизни
заключённых
И посвятил этому делу всю оставшуюся жизнь. И начал заботиться об улучшении питания, одежды арестантов.
Попечительский Комитет стал строить больницы, храмы. На Воробьёвых горах, где в то время находилась пересыльная
тюрьма, при участии доктора Гааза были построены больница и храм в честь Святой Троицы.
Эта московская церковь и сейчас есть.
 
 
Гааз после службы в храме (Литургии) обходил камеры
Арестанты ждали его посещения, как праздника. Он подолгу оставался в камерах и беседовал наедине с самыми
закоренелыми преступниками с выжженными клеймами на лицах и сроками - бессрочными.
Фёдор Петрович организовал первую в истории Москвы больницу для бездомных.
Её адрес: г. Москва, Малый Казённый, 5. И сам, на свои средства, оплачивал её содержание.
 
 
Трудно поверить, что доктор Гааз всё успевал
Он работал не как один врач, а как целый штат врачей.
Вот расписание одного из обычных дней святого доктора: с утра принимал больных у себя на дому, затем - обходы
по тюремным больницам и посещение Владимирской и Бутырской тюрем, где готовил к этапу заключённых, потом
отправлялся в больницы: Старо-Екатерининскую, Павловскую, Преображенскую, Ново-Екатерининскую, Глазную и Детскую.
К 9 часам вечера возвращался домой, ужинал, затем опять приём, к часу ночи засыпал, а утром всё начиналось заново.
 
Митрополит Филарет ведал духовными делами
Московского отделения тюремного комитета. Однажды во время заседания Гааз начал в очередной раз доказывать,
что некоторые заключенные-рецидивисты вовсе не так виновны, как изобличает их суд.
Митрополит сказал: "Без вины в тюрьму не сажают".
Гааз ответил: "А как же Христос? Вы забыли о Христе!"
Митрополит Филарет встал и сказал: "Фёдор Петрович, в этот момент не я Христа забыл, а это Христос меня покинул".
После этого до конца дней между строгим ревнителем чистоты Православия митрополитом Филаретом и католиком доктором
Гаазом установилась крепкая дружба.
 
 
Добрые дела Фёдора Петровича Гааза не имели границ!
Хотя в Российской империи было много благотворителей и благотворительных обществ.
Фёдор Петрович покупал на свои средства лекарства.
В знаменитой московской булочной Филиппова пекли калачи, хлеб, который очень долго не черствел, Фёдор Петрович
заказывал этот хлеб большими партиями специально для каторжников, ведь они два месяца брели по Владимирскому
тракту в Сибирь (Владимирский тракт - так раньше называлось шоссе Энтузиастов).
 
 
Каждый этап каторжников он лично провожал
Каждый этап каторжников, который набирался раз в десять дней или раз в две недели, он лично провожал с Воробьёвых
гор в течение почти 30 лет.
Каждого кандальника он сопровождал напутственным словом, хлебом, лекарством, деньгами.
И книги! Книги для души: "Азбуку христианского благонравия", Священное Писание или жития святых. Он знал,
конечно, что среди каторжников было много неграмотных, но все равно раздавал книги с убеждением, что грамотный
прочтёт неграмотному.
Больного он не отправлял в долгий путь: задерживал в больнице.
 
 
Книгоиздание - это ещё одна сторона деятельности доктора Гааза
Вместе со святителем Филаретом и английским коммерсантом-благотворителем Арчибальдом Мерилизом
(Московский ЦУМ - напротив Большого театра - это бывший магазин "Мюр и Мерилиз")
было образовано книжное общество, наделявшее книгами заключённых не только Москвы, но и всей России.
Издавали Святое Писание, жития святых, учебники для детей - азбука, математика и т.д. За свой счёт Гааз издал и
собственную книгу для детей: "АБВ, о благонравии, о помощи ближнему и неругании бранными словами", она выдержала
множество изданий.
 
 
В Бутырской тюрьме Фёдор Петрович дворы засаживает сибирскими тополями
Чтобы они очищали воздух. В камерах вместо деревянного пола - делает новый кафельный пол, меняет деревянные
кровати на панцирные, строит церковь.
При Бутырках были устроены четыре мастерских: портняжная, сапожная, переплетная и столярная, которая до сих пор
делает мебель.
И ещё при тюрьме была построена гостиница для родственников осуждённых, приезжающих издалека поддержать родного
человека, попавшего в беду.
 
 
Что стояло за этим преображением Бутырки?
Гааз по нескольку раз в день приезжал туда, платил рабочим свои деньги, чтобы они не бросали некоторых работ в
выходные; лазил по лесам, рисовал, рассчитывал, спорил, объяснял. Он всегда исключительное внимание уделял деталям,
зная, что из них созидается целое.
 
 
А рядом с тюрьмой доктор устроил приют для детей заключённых
Был набран специальный штат учителей. Учили не только арифметике, грамматике, Закону Божию, но давались и
прикладные практические знания.
Выделялись вспоможения заключённым, которые обещали прекратить воровскую жизнь. Финансировались все эти
проекты из благотворительных фондов, благодаря конструктивному руководству и контролю доктора Гааза.
 
 
Фёдор Петрович позаботился, чтобы заключённым помогали
грамотно составить и передать по инстанциям прошения, ходатайства. Учреждённый Фёдором Петровичем институт
справщиков предусматривал работу штата чиновников, которые грамотно излагали просьбу заключенного и отслеживали
дальнейший ход дела. Справщики ездили по всей Российской империи. И останавливались, по указанию митрополита
Филарета, в монастырских гостиницах бесплатно. Об этом договорился доктор Гааз со святителем Филаретом.
 
 
Иногда Гааз часто лично ходил от чиновника к чиновнику с бумагами заключённых
Известен такой случай: Фёдор Петрович пришёл к чиновнику, тот, просмотрев бумаги, привычно сказал, что не хватает
некоторых документов, и выпроводил Гааза. Доктор безропотно ушёл, вернувшись через некоторое время со всеми
необходимыми справками. Чиновник, узнав имя просителя, был поражён, услышав имя знаменитого доктора, который сам
ходит "по инстанциям".
 
 
Гааза поддерживали друзья
Камергер Львов и губернатор Олсуфьев. Львов, как и купец Рахманов, были главными помощниками и покровителями
Фёдора Петровича. Львов истратил на школу и больницы для заключённых почти всё своё состояние.
 
 
Но главное, чем памятен доктор Гааз для каторжников
Это отмена прута и облегчённые кандалы.
Раньше люди шли в Сибирь по этапу, прикованные руками по восемь-десять человек к железному пруту.
В жару прут натирал кожу до крови, а в холод примерзал к телу. В одной связке могли оказаться люди разного возраста,
пола, роста, силы. Благодаря доктору Гаазу прут отменили.
 
Гаазовские кандалы весили - 5-7 килограммов
А не облегчённые кандалы весили 16 килограммов (на руки и на ноги).
И ещё изнутри гаазовские кандалы обвивались прочным материалом. Чтобы было меньше травм на руках и ногах.
Есть сведения, что в своём имении Фёдор Петрович устроил небольшую суконную фабрику, где производился материал
арестантов и их кандалов.
 
 
Кандалы доктор испытывал на себе
Однажды губернатор Сенявин, приехав к Фёдору Петровичу, застал его непрерывно ходящим взад-вперёд по двору.
Доктор был закован в свои "облегчённые" кандалы. Гааз с крайне утомлённым видом сосредоточенно считал про себя,
определяя, какое расстояние он прошёл. Доктор прошёл в кандалах расстояние, равное первому этапному переходу
от Москвы до Богородска.
 
 
"Прощание господина Гааза даже сопровождается целованием с преступниками!"
В возмущении писал в 1838 году главный противник Фёдора Петровича генерал Капцевич. Пётр Михайлович
Капцевич был удивительным человеком: отличился в боях под Бородино; будучи генерал-губернатором Западной Сибири,
стал там выдающимся преобразователем. Заботливый к солдатам и ссыльным крестьянам, Капцевич вдруг попал в опалу
- был назначен командиром корпуса внутренней стражи. Это был конец его карьеры.
 
 
Капцевич восстал против затеи Фёдора Петровича
Полагая, что тот безразличен к солдатам. А ну как ссыльный в новых кандалах убежит, как солдату тогда отвечать?!
Единственное, на что он согласился - прут был заменён цепью. Но руки ссыльных по-прежнему увечились, они брели
тысячи вёрст, мешая друг другу.
Князь Голицын по просьбе Гааза в особой записке, поднесённой Государю, описал мучения ссыльных, но Капцевич
был неумолим. Тогда князь сказал: "В Петербурге делайте что хотите, а у себя в Москве я стану поступать по совести".
С тех пор отправиться в Сибирь через Москву стало большой удачей: арестанты заковывались в облегчённые
гаазовские кандалы.
 
В то время в камерах не ставили нар
Отдохнуть можно было только на полу. Гааз распоряжается установить в камерах нары с матрацами из соломы, а также
подушками, набитыми балтийскими водорослями, дезинфицирующими воздух. Матрацы менялись каждые полгода.
Провожая лично каждый этап, Гааз распорядился сажать тяжелобольных, старых и женщин в телеги, чего раньше до него
никто не делал.
 
 
У преступников выбривалась половина головы
Это делали до 30-х годов 19 века, чтобы преступники не сбежали. Когда волосы с одной стороны вырастали, выбривали
другую. Запрещение - по инициативе доктора Гааза - последовало в 1833 году. Фёдор Петрович настоял на том, чтобы
перестали брить всех подряд заключенных. Обритая, да ещё наполовину, голова причиняла людям не только физические,
но и моральные страдания, - а обрить могли и за незначительное преступление, например, потерю паспорта.
 
 
В Нерчинском остроге
заключённые сами, собрав скудные средства, построили в честь своего благодетеля - доктора часовню и молились
мученику Феодору Тирону, имя которого взял доктор Гааз в России.
 
 
Несомненно, у Фёдора Петровича нашлись недоброжелатели
Чиновников раздражала его популярность среди москвичей, а главное, доктор заставлял их усердно работать и держать
отчёт за каждую копеечку.
На доктора посыпались доносы, жалобы, обвинения в растратах. Фёдор Петрович терпел насмешки и сплетни.
Дело дошло до того, что святого доктора решили выдворить из Москвы.
А святой доктор только говорил: "Если тебе плохо, найди кому ещё хуже и постарайся помочь". И продолжал работать.
 
"Гааз старался, чтобы его понимали все, а не только врачи;
Чтобы его понимали даже неграмотные пациенты и санитары.
Ободряя молодых врачей, боявшихся заразы во время эпидемии холеры, он даже сел в ванну, из которой вынули
холерного больного...
Однажды в больницу доставили крестьянскую девочку, умиравшую от волчанки. Страшная язва на лице была настолько
уродлива, что родная мать с трудом к ней приближалась. Но Гааз ежедневно подолгу сидел у её постели, читал ей сказки.
Но девочку привезли слишком поздно, и она умерла. Врач должен облегчать страдания даже безнадёжно больного
- доказывал доктор Гааз".
Так писал Булат Окуджава в своей книге "У Гааза нет отказа".
 
 
Фёдор Петрович купил имение у семьи поэта и сенатора Михаила Григорьевича
Собакина
Около двухсот лет Тишково принадлежало Собакиным. К сожалению, дела у доброго и доверчивого доктора в имении шли
неважно, и средства Фёдора Петровича, которые он тратил на больницы и на нуждающихся людей, таяли.
 
 
А Михаил Григорьевич Собакин был разжалован императрицей за малодушие
Которое он проявил во время эпидемии чумы в Москве 1771 года: он заперся в кабинете, проигнорировав повеление
Екатерины выйти к народу и помогать больным.
 
Летом 1830 года в Москве разразилась эпидемия холеры
Сначала она свирепствовала в Астрахани, затем в Саратове. В Москве с ужасом ждали её приближения. Многие бежали

из города. Надежда была на то, что с наступлением холодов болезнь утихнет. Но холера добралась до Москвы в сентябре.
Люди умирали тысячами, а в это время шли споры, как бороться с эпидемией.
 
 
Фёдор Петрович объяснял, что распространяется болезнь
прежде всего через воду, потому бояться друг друга не нужно - это не чума. Не нужно сеять панику, а вместо этого
должно обеспечить хороший уход за больными.
Он возглавлял одну из временных больниц, созданных для борьбы с эпидемией, и заведовал регистрацией заболевших.
Навещал заболевших по всему городу.
 
Причём в это время Фёдор Петрович и сам перенёс холеру
Отлежаться ему не давали.
"В 5 часов утра его позвали, - писала Вильгемина, - и я увидела его снова только в два часа пополудни, пока он пил чай,
и примерно до шести часов, когда он пообедал; через полчаса выехал снова и вернулся домой в половине второго ночи,
а в ту же ночь его ещё два раза будили, но он никуда не поехал".
 
 
Даже здоровый не выдержал бы такого режима
А он был близок к смерти. Тем не менее, потом снова поднялся и отправился лечить людей.
Когда эпидемия прекратилась, многие были награждены за ревностную и усердную службу.
Гааза среди отмеченных наградами не было.
 
 
10 августа 1840 года в свой день рождения Фёдор Петрович лишился имения
Оно ушло с молотка, о чём сообщили "Смоленские ведомости". Постепенно всё имущество Федора Петровича было продано.
 
 
Теперь у Фёдора Петровича появилась дешёвая бричка
Видя которую, мало кто в Москве мог удержаться от улыбки (шутили, что доктору Гаазу, его кучеру и лошадям не менее
400 лет!). Тащили его две клячи, которых по старости обрекали на убой. Фёдор Петрович их выкупал, а когда лошадка
совсем уж дряхлела, оставлял её у себя доживать век, а сам вновь отправлялся на бойню, за следующей.
Часто проголодавшись в дороге, Гааз выходил из своей старомодной коляски и покупал четыре калача - один для себя,
другой для кучера и два - для лошадей.
 
У Фёдора Петровича была своя методика лечения
Он не любил начинять больного лекарствами и пользовался старинным средством - фонтанелью (подобие компресса
или мази), прописывая внутрь каломель. Доктор считал самыми верными и надежными средствами покой и тепло.
"Если тебе нужны врачи, да будут тебе таковыми три средства - весёлое расположение духа, отдых и умеренная
диета," - говаривал Гааз.
 
 
Святой доктор остался верен своим принципам
На последние скудные средства, Фёдор Петрович инициировал создание так называемой Полицейской больницы в Москве:
бродяг подбирали с дороги, отогревали, лечили, кормили и находили им работу. Врачей и санитаров в больницу подбирали
неравнодушных. А пациентов старались устроить. Стариков - в богадельни, детей - в хорошие семьи, людей, оказавшихся
в Москве по случаю, снабжали деньгами, чтобы они могли добраться до дому. За девять лет здесь было вылечено более
двадцати тысяч бедняков.
 
 
Фёдор Петрович и сам поселился при этой больнице
В Малом Казённом переулке, в доме номер 5, в небольшой скромной квартирке из двух комнат. Когда места больным не
хватало, он клал их у себя дома, и сам за ними ухаживал.
Сейчас там находится НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков ФГАУ Нмиц Здоровья Детей Минздрава России.
 
 
Москвичи издалека узнавали высокую, немного сутулую фигуру доктора
Летом - в черном фраке с кружевным жабо - старым, но тщательно разглаженным, в коротких черных панталонах
и таких же старомодных башмаках с большими железными пряжками. Зимой в шубе из волка - долгие годы одной и той же.
 
О докторе рассказывали современники такую историю
В 19 столетии окрестности Курского вокзала были местом глухим. Но доктор спешил на вызов. В переулке на него напали
грабители и велели снять старую шубу. Доктор начал её снимать и попросил, чтобы всё-таки дали ему дойти до дома,
где живёт больной. (Был морозный февраль).
Разбойники узнали святого доктора. Просили прощения (говорят, на коленях). Проводили его до дома пациента и
сопроводили назад. Один из разбойников впоследствии стал истопником в больнице Гааза (она же - Полицейская),
а двое других - санитарами. (Примерно так описал эту сцену писатель Лев Копелев).
 
 
В Малом Казённом переулке на общественных началах есть музей доктора Гааза
Здесь сохранилась его комната, где Фёдор Петрович доживал последние годы, стол, за которым он работал. Доктор
Гааз принимал больных в кабинете за столом и тут же и спал. А по ночам он смотрел на звёзды в подзорную трубу, она
была найдена среди бедной обстановки кабинета после смерти доктора, хранилась 170 лет и... пропала из кабинета недавно.
 
 
Памятник доктору Гаазу в Москве
 
Фёдор Петрович умер в семьдесят три года - 16 августа 1853 года - в своей
больнице для бездомных
в Малом Казённом переулке (бывший Мечников переулок). В последнее время у него болели кости, он мог спать только
сидя. Когда Фёдор Петрович умер, его похоронили за счёт государства, деньги святой доктор полностью истратил на
помощь людям.
Митрополит Московский Филарет (Дроздов) благословил служить заупокойные службы о Фёдоре Гаазе, несмотря на
каноническое препятствие поминать католика.
 
 
Огромные толпы людей, сопровождаемые конной полицией
для поддержания порядка, окружили гроб доктора, будто обняв его, и на руках несли гроб вплоть до Немецкого кладбища.
 
На территории больницы в Малом Казённом переулке был установлен памятник
доктору
Памятник был установлен осенью 1909 года благодаря глав/врачу Сергею Васильевичу Пучкову. Памятник создал
знаменитый московский скульптор - Н.Андреев. Скульптор работал безвозмездно из уважения к Гаазу. На постаменте
высечены слова, которые были девизом доктора: "Спешите делать добро".
 
 
Вокруг памятника в честь доктора устраивались детские праздники
Сейчас эта традиция возобновлена Общественным фондом имени Фёдора Гааза в Москве.
Доктор очень любил детвору, он смешил их и легко учил. Как рассказывает Кони (знаменитый юрист), Фёдор Петрович
любил проделывать с детьми шутливое перечисление необходимых добродетелей. Взяв маленькую детскую ручку,
растопырив её пальчики, он вместе с ребёнком, загибая большой палец, говорил: "Благочестие", загибая указательный -
"Благонравие", "Вежливость" и т. д., пока не доходил до мизинца. "Не лгать!" -говорил он. "Не лгать, не лгать, не лгать!"
- повторял он, потрясая за мизинец руку смеющегося ребёнка.
 
Мы помним святого доктора
Имя Фёдора Петровича носят Областная больница Главного управления ФСИН по Санкт-Петербургской и Ленинградской
области, Детский онкогематологический центр в Перми и улица города Ессентуки.
Один из проездов на Юго-Западе Москвы называется улицей доктора Фёдора Гааза - улица в Западном административном
округе города Москвы на территории района Тропарёво-Никулино. К сожалению, московская улица стала называться
в честь доктора Гааза недавно…
 
 
Улица в честь доктора Гааза в Москве
 
Но главных почестей доктор удостоится в скором времени
3 июля 2011 года в Москве было торжественно объявлено о начале беатификации Фёдора Петровича Гааза.
Беатификация - первая ступень канонизации, то есть процедуры причисления к лику блаженных.
По канонам католической церкви, процесс должен был проходить в родной для Гааза Кёльнской епархии.
Но, учитывая жизнь Фёдора Петровича и его любовь к России, подготовка к канонизации официально проходит в Москве.
 
 
Наш любимый город - обретёт ещё одного святого врача-покровителя всех,
кто к нему придёт с просьбой о помощи. И никому не откажет!
Ведь мы помним слова наших прапра..дедушек и прапра..бабушек: у московского доктора Гааза нет отказа!
 
 
Автор-составитель: дефектолог / логопед высшей категории, кандидат филологических наук Юлия Харашкевич
 

Логопед-Кабинет

Copyright © Логопед-Кабинет
С 2003 года

АВТОРСКИЕ ПРАВА

+7(499) 265 44 16 Исправить звук Р (РЬ) Курс исправления речи Моя невнятная речь Энцик-Логопедия
+7(917) 559 66 59 Улучшить общую дикцию Логопед о себе Я исправила звук Р Словарь логопеда-всем
Москва, Центр. АО Улучшить тембр голоса Конференция Я улучшила свой голос Энергия и сила слова
Спартаковская пл., 1/2 Сделать речь чёткой Опасно для речи! Исправила много звуков Сообщения из 11 века
Дистант Skype u.belik Сделать речь уверенной Я сам исправлю речь! Произношение в Москве Где хороший логопед?